Свет горел до утра. Свет горел до утраты.









Свет горел до утра. Свет горел до утраты.
На окне трепетала решетка, как тюль.
Здесь пронзителен свет, белоснежны халаты,
а внутри за стеной — бесконечный июль.

Там вокруг горизонта течет кольцевая
через весь небосвод, а внутри — никого.
Только ветер и свет обретенного рая
наполняют до края мое существо.

Здесь — ни дней, ни дождей. Здесь — ни солнца, ни снега.
А за кромкой колючих обветренных звезд
теплый радужный дождь осыпается с неба
в дебри зонтичных трав в человеческий рост.

Там пребуду: бессмертной, пятнадцатилетней,
безрассудной, пристрастной, смятенной, смешной...
Буду горечью первой, надеждой последней;
буду хлоркою пахнуть и ранней весной.

Не предписано славы мне или проклятья
здесь, в основе основ, оказавшейся сном:
кареглазая девочка в белом халате,
раскаленное лето за пыльным окном...

Я бегу отцветающим ветреным лугом
с алым солнцем, запутанным в гриве волос...
Так стремительным, огненным детским недугом
Жизнь моя пролетит. И, быть может, всерьез.


1993 г.- вариант




© Анна Комарова. К списку стихотворений.