Будет день. Будут деньги. И будет опять...









Будет день. Будут деньги. И будет опять
бестолковая гладь. Просто рано прощаться,
но минувшие дни ни к чему возвращать.
Мне пока что не тридцать и даже не двадцать,

только, видно, я все-таки слишком стара.
Жизнь сгорает без пламени, как папироса.
Мотыльком-однодневкой живу до утра.
Однолетней травою живу до мороза.

Что — ответственность?! Это — маразма печать.
Человек — своего же безумия пленник.
Сдохну я — за мое шутовство отвечать
будет с тем же успехом другой шизофреник.

И до собственной смерти я — не доживу,
ибо смерть, как и жизнь, мне не будет опорой.
Эта жизнь — словно плеть повилики во рву,
от которой не ждут ничего. От которой

ни расчета, ни прибыли. И не всерьез
и дыханье ее, и румянец молочный...
Не подумайте только, что это психоз:
на глазах превращается в ствол позвоночник.

Воедино сплетаю цветенье и стон,
распусканье бутонов и смерти мгновенья,
прорастаю сквозь годы, сквозь кровлю, сквозь сон...
Видно, это и значит — живу как растенье.

Но моих лепестков неестественный цвет
ничего не изменит, как лишнее слово.
Да какая вам разница, сколько мне лет?
Будет лето. Ведь все повторяется снова.


1987 г.




© Анна Комарова. К списку стихотворений.